Главная / Статьи / Интервью / "Страсти Христовы": кино не заменит литургию

"Страсти Христовы": кино не заменит литургию

Новый фильм о Спасителе вызвал ожесточенные нападки и колоссальный интерес во всем мире 25 февраля в 2800 кинотеатрах США состоялась премьера фильма "Страсти Христовы". Это уже третья режиссерская работа австралийского актера Мэла Гибсона, но такого успеха еще не было. Фильм окупил расходы в первый же день проката. Скандал разразился еще до выхода картины. Американская лига, защищающая евреев от антисемитских выпадов, заявила, что сценарий может разжигать национальную рознь. Во всех смертных грехах постарались обвинить фильм и большинство кинокритиков, в том числе российских. А между тем "Страсти Христовы" - не более чем буквальный кинопересказ евангельского текста о последних 12 часах жизни Спасителя, о Его восхождении на Голгофу и смерти.Накануне выхода киноленты на российские экраны, в дни Страстной седмицы, мы решили поинтересоваться мнением о ней саратовских священников, пригласив к обсуждению картины настоятеля Свято-Троицкого собора г.Саратова иеромонаха Пахомия (Брускова), клирика церкви в честь "Всех Святых в земле Российской просиявших" священника Александра Мурылева и клирика храма в честь Казанской иконы Божией Матери священника Алексия Абрамов
В.С.: В фильме четыре Евангелия соединены в одно повествование, нет ли отступлений от канонического текста?
О. Алексий: В одной из первых сцен картины во время молитвы в Гефсиманском саду Христос обращается к Отцу: "Боже, я верю в Тебя". Возникает впечатление, что перед нами обычный смертный, сомневающийся в существовании Отца Небесного. Евангелие подобных двусмысленностей не допускает. Но, возможно, дело в том, что в фильме речь персонажей дается в переводе с английских субтитров на современный русский. Для тех, кто знаком с оригиналом, она звучит ужасно.
О. Пахомий: Отступлений нет, хотя не будем забывать, что это художественное произведение, а не иллюстрация. Отсутствуют слова во время суда над Христом "…Весь народ сказал: кровь Его на нас и на детях наших" (Мф. 27, 25). В прессе, кажется, сообщалось о том, что режиссер был вынужден вырезать кадры с этими словами, многое объясняющими в дальнейшей христианской истории.
В.С.: В таком случае закономерен вопрос, оправданы ли упреки фильма в антисемитизме?
О. Александр: Есть люди, для которых вопрос о национальности - самый болезненный. У православных христиан не так. Антисемитизма в фильме нет, эта тема раздувается искусственно. Солдаты-римляне ведут себя намного более жестоко, чем евреи.
В.С.: Действительно, на протяжении всего фильма Христа истязают беспощадно, вас не шокировал этот натурализм, оправдан ли он?
О. Пахомий: Я не смотрю телевизионные передачи и очень редко - кино. Смотреть было тяжело. Но Христос истинно страдал. Так было, режиссер не отступил от правды. Другое дело, Мэл Гибсон - католик, и его фильм - воплощение католического понимания страстей Господних. Крестный путь Спасителя - главное в католическом учении, в нем детально разработана система поклонения страдающей плоти Христа: Его мукам, сердцу, крови.
О. Александр: Где грань между реализмом и натурализмом? Сегодня на телевизионном экране так много насилия и жестокости, что зрителя уже ничем не проймешь. Фильм довольно-таки схематичен, в нем нет живого присутствия Бога.
В.С.: Не много ли вы хотите от искусства?
О. Александр: Там, где начинается религия, кончаются наука и искусство.
В.С.: В чем же разница между православным и католическим взглядом на последние часы крестного пути Спасителя?
О. Пахомий: Когда Христос несет крест, Он говорит плачущим: "Не плачьте обо Мне, плачьте о себе". Это значит, что, взирая на страдающего Христа, мы должны сокрушаться о своих грехах. Христос Православия - воскресший, преодолевший страдания, Спас в силах, Вседержитель.
В.С.: Воспринимаю противоречие Православия и католицизма как трагедию. Христос един. Но, может быть, вообще нельзя в современном искусстве воплотить религиозное содержание?
О. Александр: Христос как личность больше любого нашего представления, в том числе и образного. И вообще, все разговоры о христианском искусстве мне кажутся надуманными. Возмите недавний сериал "Спас под березами". Уж лучше бы за такое кино не брались совсем.
О. Алексий: По-моему, любая попытка экранизации евангельских текстов опасна тем, что берутся за нее грешные люди, обуреваемые страстями. Даже самым талантливым из них не дано представить мимику, жесты Христа. Не думаю, что актеру-исполнителю главной роли удалось передать ту бесстрастность, которой обладал Сын Человеческий. В результате зритель подобных экранизаций, особенно такой эмоциональной, как "Страсти Христовы", взявшись за само Священное Писание, будет видеть перед собой Христа Гибсона, а не Христа Евангелия. Посмотрите на игру актрисы, изображающей Пресвятую Деву. На мой взгляд, она совсем уж отрешенна и холодна.
О. Пахомий: Православное религиозное сознание глубоко внутренне, интимно, сердечно и невыразимо. Католическое живописание Христовых страданий чуждо нашей традиции. Чтобы почувствовать разницу, надо побывать на предпасхальной службе Великой Пятницы, когда читаются так называемые "Евангелия Страстей Господних". Идея фильма заключается в страдании. Воскресение, по существу, остается за кадром. Но с православной точки зрения страдания Христа становятся бессмысленными, если не смотреть на них через Воскресение. Вспомните, как изображен распятый Иисус на православных иконах.
В.С.: Стоит ли смотреть этот фильм?
О. Пахомий: Фильм Мэла Гибсона выбивается из общего ряда, его автор искренне верующий человек. Он дал свой ответ на вызов жестокого современного мира, поглощенного заботами о материальном благополучии.
О. Александр: Фильм значительно выше среднего голливудского уровня, но переворота в сознании он не произведет. Правда, и вреда никакого не будет.
О. Пахомий: Для по-настоящему верующего христианина, знающего текст Священного Писания, фильм не откроет ничего нового, для мирского, далекого от веры - может стать открытием.
В.С.: Кому можно показывать этот фильм?
О. Алексий: Мне как священнику фильм полезен. В нашей повседневности мы привыкаем к тихому житию, "спокойному христианству" и забываем, какой ценой приобретена наша вера. Духовенству я бы очень посоветовал сходить на просмотр "Страстей…". Если же говорить о широкой аудитории, то фильм, честно говоря, более полезен скорее людям неверующим, не живущим по заповедям Христа.
О. Пахомий: Младшим классам воскресных школ смотреть не стоит, а студентам высших учебных заведений - обязательно. Отцы Церкви учат, что даже из наследия языческого мира надо взять лучшее. Я воспринимаю искусство как ступень к вере. Честный фильм Мэла Гибсона - хорошая ступень для тех, кто желает сделать следующий шаг.
Газета "Православная Вера" №7, 2004 г.