Главная / Новости / Откровенный разговор об откровенном кино о войне. Киновед Елена Ульянова о показе документального фильма «Мы остаемся»

Откровенный разговор об откровенном кино о войне. Киновед Елена Ульянова о показе документального фильма «Мы остаемся»


В Белом зале Центрального дома кинематографистов состоялся очередной кинопоказ в рамках дискуссионного клуба Комиссии «Творческая Лаборатория духовно-нравственного и просветительского кино» СК РФ. Зрители увидели д/ф «Мы остаемся» режиссеров Максима Кузнецова и Мирослава Бабукова (2023, Россия, 38 мин. 18+). После просмотра состоялось обсуждение картины с ее продюсерами.

В аннотации написано – чтобы выжить и, возможно, даже обеспечить себе минимальный комфорт, нужно всего лишь отказаться от своего языка, своих традиций, своей веры и национальности. Но тогда придется смириться с положением недочеловека. А захочешь остаться человеком – со своей историей и своими ценностями, тебя постараются прогнать или убить. Герои фильма сделали свой выбор. Они остаются здесь, на Донбассе, на своей земле. Остаются людьми.

Этот фильм, по словам его авторов, уникальный проект о жителях Донбасса, которые остаются на Родине и помогают выжить друг другу в такое непростое для них время… С тем, что проект уникален, нельзя не согласиться – там все кадры эксклюзивные, нет никакой постановки, только живая история, запечатленная на экране. В то же время, как, на мой взгляд, справедливо отметила одна из ведущих вечера киновед Татьяна Москвина-Ященко, фильм «трудный, сложный и тяжелый. Есть кадры, которые отзываются в душе очень тяжело, вызывают смущение. Почему? Потому что проблема, как рассказывать о войне – очень давняя и сложная». 

И я, наверное, соглашусь с этим мнением, в основном, потому что слишком реалистичные кадры, особенно в цвете, могут мешать восприятию картины в целом. Как сказал автору этих строк режиссер фильма Максим Кузнецов, он хотел встряхнуть зрителя, вывести его, говоря современным языком, из зоны комфорта, и это, безусловно, получилось, но стоило ли оно того? 

По словам Татьяны Москвиной, в обсуждении фильма «стоит поднять две важные проблемы. Первое – кто те люди, которые остались, и почему. И второе – насколько можно быть откровенным, в рассказе о том, что переживают эти люди».

Фильм на самом деле интересный, актуальный, там есть такие моменты и герои, которых мы больше нигде не видели – это и столовая в подземном переходе, и многое другое. И то, как рассказывали о героях картины продюсеры Никита и Ксения Кузнецовы, показательно – они знают этих людей, любят их, они – родные друг другу. Оттого и в фильме такие живые эмоции и у зрителей. 


С другой стороны, часовое общение авторов со зрителями крутилось в основном вокруг тех самых слишком натуралистичных кадров. В картине есть интересная параллель – кадры смерти и кадры рождения, как символ продолжения жизни, и роды зрители тоже запомнили, об этом говорили и да, возможно, без противопоставления это бы так не прозвучало. 

При этом, говоря о возможности показа этого фильма старшеклассникам, Президент Ассоциации кинообразования и медиапедагогики России Елена Бондаренко  заметила, что натуралистичные кадры взрыва и его последствий, «не просто могут вызвать у подростков болевой шок, а они выключат у них восприятие. Этого делать нельзя». 

Елена Анатольевна похвалила картину за плавность, за правдивость, сказав, что «для современных детей, и для детей того поколения, которое сейчас подрастает, документальные фильмы имеют особое значение. Кино – это единственный способ сделать чужой опыт своим, присвоить его, это единственный способ через искусство пережить, понять, сделать абсолютно опытом своего сердца. Этот фильм очень нужен детям, но в таком виде он невозможен для показа». Она предложила авторам сделать другую версию и, возможно, по «размышлении зрелом», они согласятся. Время покажет.

Позиция авторов картины показать зрителю, что «новости из Донецка, которые многие воспринимают как сухую статистику, на самом деле касаются живых людей. И прилет – это вот так происходит, как мы видим на экране», понятна, такова же была позиция Михаила Ромма в его «Обыкновенном фашизме», но время изменилось, изменились люди и их восприятие действительности. Кого-то эти кадры вообще не проймут, а кого-то – введут в глубокий шок, от которого он не скоро оправится.

Вот «Аллею Ангелов» с игрушками, которые приносят к мемориалу, показать однозначно было важно, и жаль, что за кадром осталась история о том, откуда берутся игрушки, что это дети сегодняшние приносят их детям погибшим, и еще некоторые моменты, которые и Никита, и Ксения рассказали собравшимся, добавляя и поясняя показанное на экране…

Татьяна Москвина вспомнила слова Андрея Тарковского о том, что «искусство должно помогать человеку перед жизнью, помогать ему встать на ноги, потому что жизнь разрушает, а кино должно собирать. Это искусство». 

И мне кажется, что дилемма относительно степени откровенности документального материала, показанного на экране, так и осталась неразрешенной. Возможно, для этого нужно еще время. «Время разбрасывать камни и время их собирать», время, когда немного отпустит боль и перестанет хотеться кого-то встряхнуть, когда мы станем рассказывать об этой войне, как о Великой Отечественной – правдиво и открыто, но без натуралистических подробностей, которые станут не нужны не потому, что этого не было, а именно потому что это было, и об этом известно, но живых стоит поберечь…

Посмотреть фильм «Мы остаёмся» 

Видеозапись обсуждения смотрите ниже. 

Материал подготовлен киноведом Еленой Ульяновой 

Фото предоставлены авторами фильма.





Поделиться: