Главная / Новости / «Мы все — дети Райского сада». Искусствовед Татьяна Мальцева — о трансляции д/ф «Монолог» режиссера Вячеслава Орехова

«Мы все — дети Райского сада». Искусствовед Татьяна Мальцева — о трансляции д/ф «Монолог» режиссера Вячеслава Орехова


И цветы, и шмели, и трава и колосья,
И лазурь, и полуденный зной…
Срок настанет — Господь сына блудного спросит:
«Был ли счастлив ты в жизни земной?»

И забуду я всё — вспомню только вот эти
Полевые пути меж колосьев и трав –
И от сладостных слёз не успею ответить,
К милосердным коленам припав.

И.А.Бунин

6 марта 2021 года, в день Вселенской родительской субботы, отошёл ко Господу писатель и литературовед, поэт — хранитель наследия великой русской литературы Валентин Яковлевич Курбатов. После причастия за литургией, с букетом цветов в руках, всего в нескольких метрах от дома завершил свой земной путь этот очарованный жизнью человек. Так ещё одно зерно русской культуры упало в землю, чтобы выросло огромное древо жизни Воскресшей России. Валентин Яковлевич был одним из последних русских словесников, писавших с любовью и болью о своём Отечестве.

На 9-й день его кончины Церковь вспоминает Адамово изгнание из Рая. Верится, что верный сын матушки Церкви, как он любовно её называл, и писатель, воспевающий эдемскую память природы и человека, вернулся в Райский сад. В своих выступлениях Валентин Курбатов часто повторял: «Сегодня нужно снова идти в Райский сад». О каком «Райском саде» он говорил? О ветхозаветном  Рае или о саде, куда уже пришел Христос?

Как завещание Валентин Яковлевич оставил нам свой последний труд «Бегущая строка. Дневник провинциального литературного критика». В этом своём  пророческом труде он оставил нам надежду на спасение Отечества и всех нас. «Россия даже при нашем общем предательстве сама ещё предпримет попытку воскреснуть, потому что общее то предательство, общее, но всё сидит где-то праведник и держит генетику и небесную задачу. И Господь на нём, единственном, всё начинает сначала, потому что тоже «поставил на Россию», определил ей задачу, от которой ей не увернуться». А ещё он указал наиболее простой, но отнюдь не лёгкий путь в «Райский сад». Нам всем нужно «…начать слушать другого и идти ему навстречу в оттенках, пока не сойдешься в любви».

Именно так построен внутренний диалог двух любящих сердец — автора, одного из лучших российских режиссёров — документалистов Вячеслава Орехова и героя — писателя Валентина Курбатова в фильме «Монолог» («Киновидеостудия «Цветной бульвар», 2019). О самом важном в своей жизни герой откровенно говорит прежде автору, а через него — нам, зрителям. Праздник любви, доверия и понимания. Праздник, в который пустили и нас. За что сердечно благодарю и признаюсь снова в любви режиссёру Вячеславу Васильевичу Орехову.

С дипломной работы «Поздний восход» (1971) о наивном художнике Иване Никифорове красота Божьего мира, растворенная в каждом кадре и звуке фильма режиссёра Вячеслава Орехова навсегда пленила и покорила нас, преданных ему зрителей. Именно он впервые открывал нам очарованных странников, чудаков и малоизвестных художников. Но и известные личности, такие как писатель Андрей Платонов или великий танцовщик Марис Лиепа в новом свете раскрывались нам на полотнах фильмов режиссёра, художника и композитора. Но главное, режиссёр Вячеслав Орехов  всегда видел мир, невидимый другими, и открывал его широко и великодушно всем. Был ли это «Высший подвиг цветка» или «Мир на кончиках пальцев». И лично меня он познакомил с новой планетой мироздания — Курбатовым Валентином Яковлевичем. Жаль только, что это запоздалое знакомство обернулось прологом к Новой жизни.

Теперь так отчётливо  понятно, что всё творчество режиссёра  Вячеслава Орехова и писателя Валентина Курбатова об одном: «Мы все — дети Райского сада». Любовь Христова, пронесённая по жизни Валентином Курбатовым, и красота Божьего мира, воспетая режиссёром Вячеславом Ореховым, воедино слились в фильме, посвященном 80-летнему юбилею писателя и ставшего также завещанием Валентина Курбатова нам.

Именно праздником Божией благодати стала последняя трансляция, посвященная памяти писателя Валентина Курбатова, организованная Творческой Лабораторией «Видимое и сокровенное» — показ и обсуждение фильма «Монолог». В преддверии Великого поста, на Прощёное воскресение, пасхальная радость светились в лицах, пела в сердцах и словах всех участников трансляции.

В это время во всех храмах Русской Православной церкви совершался «чин прощения». В конце богослужения вечерни, где поются покаянные стихиры, вдруг хор ликующе возносит стихиры Пасхи «Воскресения день, и просветимся тожеством, и друг друга обымем, рцем: братие, и ненавидящим нас простим вся воскресением, и тако возопиим…» Тропарь Пасхи не поётся. Он словно зависает в воздухе и сердцах… Впереди строгий пост покаяния и молитвы, чтобы очищенным сердцем в Светлый день Воскресения Христова весь мир Торжествующей и Воинствующей церкви возгласил «едиными усты и единым сердцем»: «Христос Воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав»!

Впервые хочется смотреть и пересматривать эту трансляцию не раз. Все участники не только трансляции, но и самого фильма, который обсуждают, подобно хорошо разыгранному музыкальному произведению, созвучны друг другу. То вторят друг другу, то импровизируют на новую тему и в итоге гармонично сливаются в единый аккорд Пасхальной Любви. Любовь к фильму и герою, и друг к другу просто выплескивается с экрана на зрителей. Нас словно приглашают в свой «Райский сад».

Обсуждается ли духовная тема или берется контекст литературы в истории и культуре Отечества, обязательно возникает музыкальная тема. «Болеро» Мориса Равеля, ритмически зациклившее структуру фильма в одну непрекращающуюся и в вечности мелодию флейты Валентина Курбатова. Или всё та же боль и светлая грусть об «утраченной России» и ушедшей безвозвратно литературе Василия Шукшина, Виктора Астафьева и Валентина Распутина, разлитая в словах и книгах писателя, что сродни музыке Сергея Рахманинова. У нас на глазах рождается Песнь удивления и благодарности Богу на стихи разных поэтов, но сегодня объединенных одним огромным и многогранным талантом Валентина Курбатова! Ещё одно из Божиих чудес, когда из обычного мальчишки уральского города Чусовой вырос великий писатель — печальник, собеседник и хранитель уходящей великой русской литературы.

«Река истории подошла к своему устью» — утверждает в фильме писатель Валентин Курбатов. Для этого нужно вернуться к истокам, восстановить историческую связь. И тогда возникает в жизни героя Византия с её царственной красотой христианской архитектуры. А участник трансляции и почитатель писателя протоиерей Феликс Стацевич, настоятель храма преподобномученицы Елизаветы в г. Королев Московской епархии, увидел христианскую красоту в слове самого писателя — «посредника русской живой литературы». О силе поэтического слова героя фильма говорит и российский композитор и музыковед Иван Соколов. Он впервые многим открывает поэзию Валентина Курбатова. О красоте кадра фильма режиссёра Вячеслава Орехова как продолжения мысли и слова Валентина Курбатова говорит режиссёр-документалист и поэт Алексей Бурыкин.

Чтобы понять истоки, найти свою нетленную первооснову и сохранить её,  человек приходит в Церковь. И здесь, перестав быть созерцателем, войдя в ежедневный  богослужебный круг и укрепляясь в Боге, человек начинает по-настоящему ощущать время во всей своей полноте. «Здесь ты современник не суетному дню, а всем, кто стоял тут до тебя, и будет стоять после тебя, что сразу придает душе силы, а уму свет», — писал он в книге-дневнике «Батюшки мои», вспоминая службы в Псково-Печерском монастыре в конце прошлого — XX века.

Христианский подвиг любви Валентина Курбатова как писателя и литературоведа заключался в несении на себе креста уходящей русской литературы. Его 30-летняя переписка с писателем Виктором Астафьевым — непрекращающаяся «невидимая брань», борьба тьмы и света за душу писателя, своего современника. Болея за спасение русского слова как основы русской цивилизации Валентин Яковлевич писал: «…когда советская атеистическая пропаганда оттеснила матерь-Церковь, то литература взяла на себя все обязанности за сохранение духовного человека. Она делала и спасла его…  И она сохранила русское сознание, чтобы оно вернулось в Церковь».

Как преданный сын матери-Церкви Валентин Курбатов был не просто прихожанином, он долгие годы служил Богу чтецом в храме, пел на клиросе. Здесь, в Церкви, он нашел умиротворение и покой своей душе. Здесь он обрел свой «Райский сад». Но многое его беспокоило и печалило  в жизни современной Церкви.  По мнению писателя, многие вопросы русского самосознания, возникшие на пороге возрождения Церкви в годы, когда Россия праздновала тысячелетие Крещения Руси, так и остались не разрешены. И писатель поднимал эти вопросы снова и снова в своих выступлениях и трудах. И приходил к одному выводу: мать-Церковь должна восстать в своём единстве и силе. «Ведь «Путь, Истина, и Жизнь» — это не последовательные ступени обретения покоя, а всегда, прежде всего, Путь и только тогда Истина и Жизнь».  

Режиссёр Вячеслав Орехов, постоянно общавшийся с писателем по телефону, до последнего дня, слышал и понимал, что его друга последнее время тревожил только один вопрос: как он предстанет пред Богом? Уже беспокоило больное сердце. Когда-то в лице старца Николая с острова Залит Валентин Курбатов увидел «свет возраста и духа». И Валентин Яковлевич уже был осенён этим светом, он завершал своё восхождение к Богу.

Радостью жизни, удивлением и благодарностью перед ней и Творцом, создавшим её, наполнен каждый кадр фильма «Монолог». Валентин Яковлевич с радостью о Господе прожил свою яркую и непростую жизнь. Он всей своей жизнью и своим творчеством исполнил евангельские заповеди. Поэтому смерть его была благодатна — безболезненна и непостыдна, о чём он и просил Бога. «Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на Небесех».

Режиссёр Вячеслав Орехов, создавший прижизненный «памятник» любимому герою, в конце трансляции произнёс удивительную фразу — эпитафию своему другу: «Ушел с цветами, с благодарностью ко всему миру».

                                                                                      Мир ещё молод и свеж!
                                                                                      Мир ещё нежен и тонок!
                                                                                      Только на нём и одежд –
                                                                                      Ласковый воздух пелёнок.
                                                                                      Почки так жадно туги,
                                                                                      Птицы орут так счастливо.
                                                                                      Волей Господней руки
                                                                                      Лепится новое диво
                                                                                      Тысяча первой весны,
                                                                                      Тысяча первого лета.
                                                                                       Господи, не закосни,
                                                                                       Не угаси сего света!
                                                                                       Жизнь уже вся прожита.
                                                                                       Сбилась кукушка со счёта.
                                                                                       Вон горизонта черта –
                                                                                       А уходить неохота.

                                                                                      В.Я.Курбатов
                                                                                                                       
                                                                  

Дорогие зрители! Трансляцию можно посмотреть в записи. Для этого перейдите по кнопке, опубликованной ниже.



ПЕРЕЙТИ К ТРАНСЛЯЦИИ

Поделиться: